Материалы

Журнальный столик. Апрель 2016 г. Смена

 

«СМЕНА» № 4

 

http://pda.fedpress.ru/sites/fedpress/files/tvergiles/news/lisenko.jpg 18 июля 2012 года вышел указ Президента Российской Федерации о назначении А.Г. Лысенко генераль­ным директором АНО «Обществен­ное телевидение России», которое начало работу 19 мая 2013 года. Бюджет был, что называет­ся, «спущен», и его хватало немногим более чем на половину расходов. Но если сложности с финансиро­ванием были предполагаемыми, то неожиданная реакция критиков уди­вила. Почти все телевизионные кри­тикессы и критики буквально набро­сились на канал. А ведь многие из них, по большому счету, состоялись в профессии благодаря Анатолию Григорьевичу… Од­нако прошло несколько месяцев, а злорадства в публика­циях поубавилось. Потому как бук­вально с каждым выходом в эфир становилось понятно, что на канале работают талантливые люди, умею­щие делать интересные, востребо­ванные программы и передачи и на­шедшие свою изюминку — от лого­типа и цветовых решений до теледе­батов, в которых не только обходят­ся без «ора» и взаимных оскорбле­ний его участников, но, к тому же, в студии появились не «прописные политологи», бегающие с канала на канал, а люди, «обремененные» ин­теллектом и глубокими знаниями. Появились ранее никому не извест­ные молодые ведущие, умеющие неожиданно и интересно преподне­сти тему для зрителя. И, конечно же, на экране появилась реальная жизнь очень «Большой страны». Подтверждением успехов OTP и его руководителя стало присвое­ние А.Г. Лысенко Премии Прави­тельства Российской Федерации 2014 года в области средств массо­вой информации — за персональ­ный вклад в развитие средств мас­совой информации. А если к этому добавить стрем­ление руководства канала «сеять разумное, доброе, вечное», то ста­новится понятно, что у OTP очень серьезный потенциал.

Большой потенциал и потому, что основатель и руководитель у него такой. Руководитель, который умеет найти талантливых и очень талант­ливых людей и пригласить их вме­сте работать. Он — один из немногих, кто сумел не только сделать себе журналистское имя, но и создать «с нуля» несколько успешных теле­визионных каналов.

…А начиналось все совсем далеко от телевидения — в те времена оно не считалось чем-то серьезным.

Евгения Гордиенко «АНАТОЛИЙ ЛЫСЕНКО: «ГЛАВНОЕ – ЧТОБЫ ЗРИТЕЛЬ СТАЛ УМНЕЕ»

 

 

http://img-fotki.yandex.ru/get/6005/xotaka.1/0_496cb_8c20eb5a_L.jpgОб этом российском импе­раторе написано не слиш­ком много. Впрочем, он и императором-то просуще­ствовал всего два месяца и был свергнут с престола гвардейцами Елизаветы Петровны, едва достигнув года и трех месяцев от ро­ду. Новая императрица ча­сок понянчилась с развен­чанным младенцем-императором, а потом... потом отправила его в веч­ное

заточение. Так в Рос­сии появился таинствен­ный узник, существование которого, впрочем, ни для кого не было тайной.

Сохранилась, например, гравюра, на которой изо­бражен император Иван VI Антонович в колыбели, окруженной аллегориче­скими фигурами Право­судия, Процветания и Нау­ки. Вокруг шейки пухлоще­кого малыша обвита тяже­лая золотая цепь ордена Андрея Первозванного — едва родившись, импера­тор стал кавалером выс­шего ордена России.

Такова была судьба Ивана Антоновича: всю свою жизнь, от первого дыхания до последнего, он провел в цепях. Сначала в золо­тых, потом — в железных.

 

Светлана Бестужева-Лада «РУССКАЯ ЖЕЛЕЗНАЯ МАСКА»

 

 

http://900igr.net/datas/ekologija/Ekologija-dlja-doshkolnikov/0029-029-Ekologija-dlja-doshkolnikov.jpg Он достиг такой тонкости и поэтичности в изображении природы, что его работы воспринимаются как запечатленная на полотне задушевная мелодия.

Недаром некоторые картины его были написаны под звуки осенних песен Чайковского. Чехов считал его величайшим пейзажистом XIX века. Горький сравнивал его живописные работы со стихами Бунина. Что ж, он и впрямь открыл в русском пейзаже красоту, которую до него никто не видел. Он не прожил и сорока лет, но то, что он создал, — бессмертно. Полная испытаний и страданий личная жизнь великого живописца никогда не выплескивалась на его полотна. Напротив, чем грубее и беспощаднее были испытания, которые судьба посылала ему, тем лиричнее, мягче и светлее становились его полотна. И в этом их огромная притягательная сила.

 

Валерия Быкова «ИСААК ЛЕВИТАН. МЕЛОДИИ ПЕЙЗАЖА»

 

В семь утра в комнату Элизы вле­тел слуга-японец. Он взволнованно сообщил, что хозяин не в себе, вроде, как пьяный. Элиза кинулась на балкон. Одного взгляда было достаточно — Джек находился без сознания. По теле­фону она немедленно вызвала док­тора Томпсона. Тот обнаружил, что писатель в глубоком обмороке. На полу спальни валялись два пустых флакона из-под морфия и атропина, а на ночном столике лежал раскры­тый блокнот с вычислениями смер­тельной дозы яда. Джек на мгновение пришел в себя, приоткрыл глаза, пробормотал что-то похожее на «хэлло» и снова по­терял сознание. К семи вечера он умер.

 

 

Чармиан Лондон, его последняя жена, которой в 1911 году писатель завещал все свое со­стояние, заявила доктору Томпсо­ну, что его смерть должна быть приписана только почечной недо­статочности. Доктор возразил, что сделать это будет трудно, и причи­ну смерти все равно будут искать в отравлении морфием, тем более что самоотравление как раз начало широко распространяться. Кстати, точно так же свел счеты с жизнью Зигмунд Фрейд. К самоубийству, как к последнему средству освобо­диться от гнета разочарований, при­бегнул любимый джеклондоновский герой, по сути, его «альтер эго» - Мартин Иден.

В разгар Первой мировой войны европейская пресса уделила уходу Джека Лондона больше внимания, нежели смерти скончавшегося накануне австрийского император Франца Иосифа.

Он едва перешагнул порог своего сорокале­тия. А в литературе трудился все­го семнадцать лет, притом, что его полное собрание сочинений зани­мает добрых 15 томов. «Моряк в седле», путешественник, старатель, фермер, спортсмен, партийный ак­тивист и лектор, он перепробовал на своем стремительном жизненном пути десятки профессий и увлече­ний, навсегда приобщив нас к духу мужества, отваги и героизма. О судьбе Джека Лондона, который, по собственному признанию хотел прожить жизнь «недолго, но весело»…

 

Юрий Осипов «ИСПЫТАТЕЛЬ СУДЬБЫ»

 

«В комнату вошла девушка, одетая в деревенский тулупчик, перетяну­тый офицерским ремнем, в валенках и вязаных рукавичках. Голова была покрыта дорогим пуховым платком-паутинкой, из которого выбивалась светлая челка.

— Я — новый управдом, а вы, полагаю, хозяин этой комнаты. Буду вас уплотнять, — строго произнесла она.

— Можете и уплотнять, только скажите, куда съезжать, — устало про­бормотал Володя, закрывая ладонью глаза.

— Офицер? Из бывших, что ли? Предъявите документы! — потребова­ла управдом.

Крайнов медленно поднялся с дивана, достал из кармана шинели удо­стоверение и протянул его девушке. Она подошла к окну и стала внима­тельно изучать его.

— Что же вы, товарищ, не сказали, что работаете плотником в зоосаде, а я вас за контру приняла. — Помолчала немного и с улыбкой добавила: — Уплотнение пока отменяется.

— Меня зовут Володя, я работаю консультантом по птицам и по совме­стительству плотником. А вас как величать? — вежливо спросил он.

— Мария Егоровна — на работе, а так — Маруся, — смущенно ответила девушка и сразу перевела разговор на другую тему: — Холодно у вас тут что-то.

— Я только что приехал, за два дня комната выстудилась, да и дрова нынче в дефиците. Но я привычный, не замерзну.

— А зачем вам дрова, вон, сколько книг, топите себе до весны, — за­метила Маруся.

— Книги — это не дрова, — с грустью посмотрел на нее Володя.

Не попрощавшись, управдом вышла, а он повесил шинель на крюк, при­битый к стене, неторопливо, словно во сне, вытащил из шкафа старое верблюжье одеяло, снял валенки, лег на диван, прикрыв себя одеялом сверху, и сразу заснул.

На следующий день, когда он вернулся с работы и, сразу сев за пись­менный стол, начал разводить чернильный порошок с водой в металличе­ской баночке, дверь вдруг без стука открылась, и в комнату вошла Мария Егоровна, держа в руках несколько березовых поленьев. Она бросила их перед печкой и стала отряхивать рукавичкой испачканный полушубок. Во­лодя с недоумением смотрел на нее.

— Не замерзли еще? Пишите, пишите, я вот вам дрова принесла, сей­час разожгу, — открывая дверцу печки, сказала Маруся.

Вскоре поленья, объятые огнем, начали тихонько попискивать и тре­щать. В комнате сразу стало теплее и как-то уютнее…»

 

Рассказ Владимира Бочарова «ОРНИТОЛОГ»

 

 

 

 

Также в 4-м номере читайте беседу с популярной актрисой театра и кино Анастасией Паниной, об основателе дворянского рода Бобринских – внебрачном сыне Екатерины II, окончание нового детектива Анны и Сергея Литвиновых «Бабочки на воде» и многое другое…

 

 

http://smena-online.ru/