Пётр Михайлович Боклевский

Сегодня,  24 июня,  родился Пётр Михайлович Боклевский, (1816 - 1897) легенда книжной иллюстрации, ученик знаменитого К. Брюллова, создатель  знаменитых гоголевских типов. Да-да, это те самые, хрестоматийные Чичиков, Собакевич, Коробочка … Целая галерея колоритных, незабываемых образов! Его персонажи  были жизненны, что даже гримировать актёров «под Боклевского» стало привычной практикой.

Говорят, что талант – это во многом, характер, и это точно о нём, о  Боклевском! Страсть подметить и высмеять – обоюдоострый дар! В обычной жизни он вредил  обладателю. Современники утверждали, что художник был крут нравом и наживал неприятности своими злыми карикатурами.

Впервые рисунки к «Мертвым душам»  вышли в 1875 году в журнале искусства и литературы «Пчела».  К сожалению, век этого издания оказался недолог! А вот персонажи  Боклевского», как оказалось,  бессмертны, они стали непререкаемой классикой. В качестве примера приводим  словесный портрет одного из героев «Мёртвых душ» Гоголя и то, каким увидел его гениальный Боклевский:

«В ворота гостиницы губернского города NN въехала довольно красивая рессорная небольшая бричка, в какой ездят холостяки: отставные подполковники, штабс-капитаны, помещики, имеющие около сотни душ крестьян, — словом, все те, которых называют господами средней руки. В бричке сидел господин, не красавец, но и не дурной наружности, ни слишком толст, ни слишком тонок; нельзя сказать, чтобы стар, однако ж и не так, чтобы слишком молод. Въезд его не произвел в городе совершенно никакого шума и не был сопровожден ничем особенным…

… вскочил он с постели, не посмотрел даже на свое лицо, которое любил искренно и в котором, как кажется, привлекательнее всего находил подбородок, ибо весьма часто хвалился им пред кем-нибудь из приятелей, особливо если это происходило во время бритья. «Вот, посмотри, — говорил он обыкновенно, поглаживая его рукою, — какой у меня подбородок: совсем круглый!»

…Он даже не любил допускать с собой ни в каком случае фамильярного обращения, разве только если особа была слишком высокого звания…»